Раз в месяц мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

АНТИОКСИДАНТНЫЕ И ПРООКСИДАНТНЫЕ СВОЙСТВА ПРОИЗВОДНЫХ БЕТУЛИНА

О.А. Воробьева, Д.С. Малыгина, А.Г. Соловьева, К.Л. Беляева,

Е.В. Грубова, Н.Б. Мельникова

ФГБОУ ВО «Приволжский исследовательский медицинский университет» Минздрава России, Нижний Новгород

 Abstract

In this work, the effect of triterpenoids of the lupane series — betulin, allobetulin, betulin diacetate, betulonic acid and betulin diphosphate, on the processes of lipoperoxidation and energy metabolism in in vitro blood experiments in rats was evaluated. Chemiluminescence method and MDA level estimation have shown that only betulin diphosphate at a dose of 10 μg had a direct antioxidant effect on LPO in plasma, while the other triterpenoids showed the ability to act as a prooxidant and an antioxidant that depends on the dose. The action of all triterpenoids led to a significant increase in SOD activity both in plasma and in erythrocytes. In the same time, the activity of LDH in the direct and reverse reactions increased that means the improving of energy metabolism in erythrocytes.

Key words: lupan triterpenoids, LPO, superoxide dismutase, malonic dialdehyde, lactate dehydrogenase, in vitro experiment

 

В работе оценены влияние тритерпеноидов лупанового ряда – бетулина, аллобетулина, бетулина диацетата, бетулоновой кислоты и дифосфата бетулина на процессы липопероксидации и энергетического метаболизма в экспериментах in vitro на крови крыс. Методом хемолюминесценции и по уровню МДА в плазме показано, что прямым антиоксидантным действием по отношению к ПОЛ обладает только дифосфат бетулина в дозе 10 мкг, тогда как остальные тритерпеноиды демонстрировали способность действовать как прооксиданты, так и антиоксиданты в зависимости от дозы. Действие всех тритерпеноидов приводило к существенному увеличению активности СОД как в плазме, так и в эритроцитах. Применение тритерпеноидов повышало энергетический обмен в эритроцитах: активность ЛДГ в прямой и обратной реакции увеличивалась.

Ключевые слова: тритерпеноиды лупанового ряда, ПОЛ, супероксиддисмутаза, малоновый диальдегид, лактатдегидрогеназа, эксперимент in vitro

 

Введение

Тритерпеноиды лупанового ряда – бетулин и бетулиновая кислота, проявляют широкий спектр биологической активности, главным образом, по ослаблению прогрессирования и тяжести рака [4, 7, 11, 14, 15, 20, 25], сердечно-сосудистых и сопряженных с ними заболеваний – диабета, атеросклероза, ожирения [4, 5, 7, 20], а также вирусных заболеваний [1, 8]. В ряде работ показаны противовоспалительные и ранозаживляющие свойства [8, 9, 12, 20, 21]. Интерес к этим веществам обусловлен, в первую очередь, их низкой токсичностью по отношению к здоровым клеткам и высокой селективностью воздействия на опухолевые клетки. Во-вторых, эти тритерпеноиды относительно легко выделяются из возобновляемого растительного сырья (порядка 200 наименований растений, в том числе бересты березы).

В последние годы происходит переосмысление многих предлагаемых механизмов воздействия бетулина, бетулиновой кислоты и их производных при лечении различных заболеваний [7, 15, 17].

В этом плане показательными, но противоречивыми являются данные по механизму и подтверждению антибактериальной активности бетулина и бетулиновой кислоты [23]. Работой авторов доказано, что антибактериальная активность в отношении E.coli, P.aeruginosa, St.aureus этих соединений обусловлена усилением оксидативного стресса за счет увеличения продукции супероксид-анионных радикалов и увеличения отношения NAD+/NADH в бактериальных клетках, что, в конечном счете, приводит к гибели бактерий [23]. Прооксидантный эффект подтверждался повышением уровня малонового диальдегида (МДА) в бактериальных клетках, при этом соотношение восстановленного и окисленного глутатиона характеризует усиление антиоксидантной активности редокс-ферментов.

Бетулин и его производные оказывают ингибирующие эффекты по отношению к монооксиду азота и способствуют противовоспалительному и противоязвенному действию [7].

Усиление генерации активных форм кислорода после обработки бетулином (прооксидантный эффект) было отмечено в эксперименте на клеточных линиях SGC7901 рака желудка [17]. Внутриклеточные активные формы кислорода (АФК) выполняют важную функцию при внутриклеточном апоптозе, т.е. увеличивают проницаемость митохондрий и, следовательно, высвобождают митохондриальные апоптотические белки (Simon et al. 2000; Davis et al. 2001; Zorov et al. 2006). Уровни АФК значительно увеличивались в бетулин-обработанных клетках SGC7901 в зависимости от дозы и времени. В свою очередь это приводило к усилению апоптоза и ингибированию различных каспаз. Следовательно, в результате взаимодейстаия бетулина с опухолевыми клетками, он запускает внутриклеточную генерацию АФК, а затем подавляет антиапоптотические белки.

Таким образом, многочисленные данные свидетельствуют о важности изучения антиоксидантной или прооксидантной функций бетулина и бетулиновой кислоты для понятия механизма их действия при лечении различных заболеваний.

В настоящей работе нами исследованы антиоксидантные свойства производных бетулина – бетулина диацетата (ДАБ), бетулина дифосфата (ДФБ), аллобетулина (АБ) и бетулоновой кислоты (БонК), в экспериментах in vitro на крови крыс. Действие бетулина оценивалось методами биохемилюминесценции, по уровню малонового диальдегида в плазме крови и на эритроцитах, по уровню лактатдегидрогеназы в прямой и обратной реакциях.

Выбранные тритерпеноиды различались по гидрофильно-липофильному соотношению, их липофильность уменьшалась в ряду: ДАБ>АБ≈Б>БонК>ДФБ.

 

бетулина диацетата (ДАБ)

бетулина дифосфат (ДФБ)

бетулоновая кислота (БонК)

бетулин (Б)

аллобетулин (АБ)

 

Материалы и методы

Бетулин (С30Н50О2), чистота 99.5% (ВЭЖХ), получали из бересты березы повислой (бородавчатой) – Betula Рendula Roth в соответствии с методикой Кислицина А.Н. Производные бетулина – аллобетулин, бетулоновую кислоту, бетулина диацетат, бетулина дифосфат синтезировали по известным методикам [2, 3, 18, 19]. Физико-химические константы всех соединений соответствовали литературным данным. ИК-спектры были сняты на ИК-спектрофотометре с преобразователем Фурье «IR Prestige-21» (Shimadzu, Japan) в области 4000-400 см-1 в виде смесей с KBr; ВЭЖ-хроматограммы были получены на ВЭЖ-хроматографе «LC-20Avp» (Shimadzu, Japan) в обращено-фазовом режиме, термостатом колонки Discovery C18 (25 cm x 4.6 mm, 5 μm, Supelco) при 40±1°С и детектированием при 210 нм. Подвижная фаза: ацетонитрил – вода (90 : 10, об.%), скорость потока – 1,0 мл/мин. Объем вводимой пробы – 20 мкл. Спектры ЯМР 13С, 1H, 31P регистрировались на ЯМР-спектрометре «Jeol JNM-ECX400» (Jeol Ltd., Japan) в DMSO-d6, CDCl3 и D2O на рабочей частоте 101, 400 и 202,46 МГц соответственно.

Исследования in vitro. Для исследований использовали кровь, стабилизированную цитратом натрия (1:9). К цельной крови добавляли растворы производных бетулина в концентрациях 2, 5, 10 мкг / 10 мл. Эритроциты двукратно отмывали в 0.9% NaCl путем центрифугирования 10 мин при 1600g. Интенсивность ПОЛ определяли по уровню содержания вторичного продукта СРО – малонового диальдегида (MDA) – в плазме и эритроцитах методом M.Uchiyama, M.Mihara.  Активность СОД (SOD, EC 1.15.1.1) определяли в гемолизате отмытых эритроцитов (1:10) по ингибированию образования продукта аутоокисления адреналина по методике Т.В. Сироты. Активность лактатдегидрогеназы (LDH, EC 1.1.1.27) определяли в гемолизате отмытых эритроцитов (1:40). Каталитические свойства ЛДГ в прямой реакции (ЛДГпр) оценивали с использованием в качестве субстрата 50 мМ лактат натрия, в обратной реакции (ЛДГобр) – с использованием 23 мМ пируват натрия. Расчет удельной активности ферментов осуществляли по концентрации белка, анализируемого модифицированным методом Лоури.

Хемилюминесцентный анализ проб, индуцированных по реакции Фентона, на общую антиоксидантную активность проводили на приборе БХЛ-06 (Россия). Фиксировали величины: Imax (mV), характеризующий максимальную вспышку хемилюминесценции; S (mV) – суммарная хемилюминесценция за 30 сек; tgα2, показывающий скорость нормализации процессов свободно-радикального окисления; Imax/S – фактор антиоксидантной активности. АОА – общую антиоксидантную активность, рассчитывали как величину отношения tgα2образца/tgα2контроля (в процентах).

Статистическую обработку проводили в программе Statistica 7,0.

Результаты работы и их обсуждение

Уровень липопероксидации в плазме под действием бетулина и его производных – аллобетулина (АБ), бетулоновой кислоты (БонК), бетулина диацетата (ДАБ), в дозах 10 и 5 мкг возрастал (рис. 1 а,b) и практически не изменялся в дозе 2 мкг (рис. 1, с). Снижение уровня ПОЛ отмечалось только для бетулина дифосфата (ДФБ) в дозах 10 и 2 мкг. На рисунке 1 указаны данные в процентах от контроля.

Рассчитанный по данным биохемилюминесценции уровень общей антиоксидантной активности (ОАА) изучаемых тритерпеноидов в дозах 10 и 2 мкг увеличился незначительно (рис. 2 a, c). Более значимые изменения в уровне ОАА наблюдались для тритерпеноидов в дозе 5 мкг (рис. 2 b).

Влияние тритерпеноидов на уровень липопероксидации в эритроцитах незначительно, за исключением ДАБ в дозе 10 мкг, инициирующего значительный люминесцентный ответ (рис. 3).

Характер изменения относительной концентрации МДА в плазме крови под действием тритерпеноидов был дозозависимым. Значительное снижение уровня МДА в плазме наблюдалось для ДФБ до 55% в дозе 10 мкг, бетулина до 25% в дозе 2 мкг, а также для БонК до 55% в дозе 2 мкг (рис. 4).

 

a)

 

b)

 

c)

 

 

 

Рис. 1. Уровень липопероксидации в плазме крови при разных дозах под действием бетулина и его производных, в % от контроля: а) 10 мкг; b) 5 мкг; с) 2 мкг (p<0,05).

 

a)

 

b)

 

c)

 

 

 

Рис. 2. Уровень общей антиоксидантной активности в плазме при разных уровнях концентраций, в % от контроля: а) 10 мкг; b) 5 мкг; с) 2 мкг (p<0,05)

 

a)

 

b)

 

c)

 

 

 

Рис. 3. Уровень липопероксидации в эритроцитах крови при разных дозах под действием бетулина и его производных, в % от контроля: а) 10 мкг; b) 5 мкг; с) 2 мкг (p<0,05)

 

a)

 

 

b)

 

c)

 

 

 

 

Рис. 4. Уровень малонового диальдегида в плазме крови при разных дозах под действием бетулина и его производных, в % от контроля: а) 10 мкг; b) 5 мкг; с) 2 мкг (p<0,05)

 

Влияние тритерпеноидов на уровень МДА в эритроцитах имело дозозависимый характер (рис. 5). В дозе 2 мкг применение всех тритерпеноидов вызывало снижение уровня МДА почти на 40-60% (рис. 5 с), а в дозе 5 мкг исключение составил ДАБ, под действием которого уровень МДА увеличился на 10%. Концентрация МДА в эритроцитах в дозе 10 мкг практически не изменялась, за исключением аллобетулина, для которого отмечалось снижение уровня МДА на 50%.

 

a)

 

b)

 

c)

 

 

 

 

Рис. 5. Уровень малонового диальдегида в эритроцитах крови при разных дозах под действием бетулина и его производных, в % от контроля: а) 10 мкг; b) 5 мкг; с) 2 мкг(p<0,05)

 

a)

 

b)

 

c)

 

 

 

 

Рис. 6. Уровень супероксиддисмутазы в крови при разных дозах под действием бетулина и его производных, в % от контроля: а) 10 мкг; b) 5 мкг; с) 2 мкг (p<0,05)

Активность СОД возрастала под действием тритерпеноидов также дозозависимо: от 25% (Б) до 45% (БонК) и до 50-75% (АБ и ДФБ, соответственно) в дозе 10 мкг. В дозе 5 мкг активность СОД возрастала на 60-70% (бетулин и ДАБ), на 35% (АБ) и почти не изменялась для БонК и ДФБ (рис. 6). Максимальное воздействие на активность СОД оказал ДАБ в дозе 2 мкг (увеличение активности на 92%).

В целом, можно отметить, что тритерпеноиды в плазме крови проявляют прооксидантные свойства, усиливая процессы липопероксидации, что, вероятно, стимулирует антиоксидантную защиту, проявляющуюся в увеличении активности СОД. Эти результаты согласуются с данными по влиянию бетулина на оксидативный стресс в воспалительном процессе в легких в эксперименте на мышах на модели хронической обструктивной болезни легких, вызванной сигаретным дымом [9]. В процессе воспаления оксидативный стресс вызывал снижение активности СОД и каталазы, а также повышение уровня МДА. Корректирующая роль бетулина, получаемого перорально в разных дозах, заключалась в существенном снижении уровня МДА и повышении активности ферментов (воспаление + действие бетулина) по сравнению с контролем (только воспаление без действия бетулина) в сыворотке крови и в тканях легкого. Снижение оксидативного стресса под действием бетулина и его производных может привести к ингибированию противовоспалительных цитокинов, как это было показано в работе [9].

 

a)

 

b)

 

c)

 

 

 

 

Рис. 7. Изменение уровня лактатдегидрогеназы в прямой реакции при разных дозах под действием бетулина и его производных, в % от контроля: а) 10 мкг; b) 5 мкг; с) 2 мкг (p<0,05)

 

В нашем эксперименте применение тритерпеноидов в дозе 10 мкг повысило энергетический обмен эритроцитов: активность ЛДГ в прямой реакции возросла почти вдвое под действием ДАБ и АБ. В остальных дозах влияние тритерпеноидов на прямую реакцию незначительно (рис. 7).

 

a)

 

b)

 

c)

 

 

 

 

Рис. 8. Изменение уровня лактатдегидрогеназы в обратной реакции при разных дозах под действием бетулина и его производных, в % от контроля: а) 10 мкг; b) 5 мкг; с) 2 мкг (p<0,05)

 

Активность ЛДГобр увеличилась под воздействием тритерпеноидов в дозе 2 мкг на 450% для бетулина, на 350% для БонК и АБ по сравнению с активностью ЛДГобр интактных крыс, что способствует увеличению содержания молочной кислоты, которая образуется преимущественно М-формой ЛДГ (ЛДГобр) и свидетельствует о преобладании анаэробных процессов в эритроцитах.

Полученные нами данные по энергетическому метаболизму с участием ЛДГ общепринято объяснять, привлекая либо эффект Пастера, объединяющий процессы гликолиза и дыхания, либо эффект Варбурга [6, 10, 13, 22, 24]. Эффект Пастера особенно значим для опухолевых клеток. Так, в соответствии с представлениями Пастера прекращение образования лактата в аэробных условиях происходит по глицерофосфатному челночному механизму в процессах гликолиза и дыхания в раковых клетках [6, 16]. Гликолитические ферменты и митохондриальные системы раковых клеток ничем не отличаются от нормальных, однако, способы объединения процессов гликолиза и дыхания в нормальных и раковых клетках, по-видимому различаются. Это выражается в том, что в процессе дыхания большинство раковых клеток, в отличие от нормальных клеток, накапливают значительное количество лактата, даже в условиях полного обеспечения кислородом и высокой скорости дыхания. Было показано, что причиной этого является недостаток цитоплазматической глицерофосфат-дегидрогеназы, а глицерофосфатный челночный механизм не может эффективно функционировать. Не имея возможности окислять NADH митохондриальным путем, раковые клетки реокисляют NADH за счет пирувата при помощи ЛДГ; при этом в аэробных условиях накапливается лактат, хотя цикл трикарбоновых кислот и цепь переноса электронов функционируют в раковых клетках с нормальными скоростями, характерными для аэробных условий. Соответственно, для опухолевых клеток сдвиг в сторону обратной реакции является благоприятным.

Эффект Варбурга предполагает активный гликолиз в раковых клетках с последующим образованием молочной кислоты, а не медленный гликолиз и окисление пирувата в митохондриях с использованием кислорода как в большинстве нормальных клеток. Исследование in vitro на здоровых неопухолевых эритроцитах не дает возможность выявить эффект Варбурга. Однако, повышение активности ЛДГобр в опухолевых клетках в экспериментах in vivo на мышах, может приводить к повышению содержания молочной кислоты, то есть к проявлению эффекта Варбурга. В настоящее время установлено, что энергетический метаболизм опухолевых клеток определяется балансом между гликолизом и окислительным фосфорилированием, тогда как проявление «чистого гликолиза по Варбургу» в опухолевых клетках опровергнуто [6, 24].

Способность препаратов активировать энергетический метаболизм в нормальных клетках как по пути гликолиза, так и окислительного фосфорилирования (увеличение активности ЛДГпр и ЛДГобр) (рис. 7 и 8) может являться предпосылкой для эффективного действия изучаемых тритерпеноидов на опухолевые клетки. Мы полагаем, что метаболическая пластичность под действием может влиять на физиологию опухоли in vivo и являться элементом метаболической терапии для лечения опухолей.

Заключение

Таким образом, учитывая способность изучаемых тритерпеноидов активно выступать в роли как антиоксиданта, так и прооксиданта, активизировать ферментную активность СОД и ЛДГ, способствующую нормализации энергетического метаболизма, как по пути гликолиза, так и окислительного фосфорилирования, можно предположить эффективность действия этих соединений как компонентов фармакотерапии при лечении онкологических заболеваний.

 

Список литературы

  1. Абышев А.З., Абышев Р.А., Нгуен В.Х., Морозова В.А. Производные бетуленола как перспективные анти-ВИЧ агенты // Медицинский академический журнал. 2013. Том 13, №2. С. 15-32.
  2. Кислицын А.Н., Трофимов А.Н. Способ получения аллобетулина Пат. 2174126 Российская Федерация. 2001.
  3. Пегова Р.А., Гуленова М.В., Жильцова О.Е., Клабукова И.Н., Мельникова Н.Б. Препаративный синтез диацетата и сукцинатов бетулина – потенциальных фармацевтических субстанций гиполипидемического действия // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2015. №10. С. 304-310.
  4. Толстиков Г.А., Флехтер О.Б., Шульц Э.Э., Балтина Л.А., Толстиков А.Г. Бетулин и его производные. Химия и биологическая активность // Химия в интересах устойчивого развития. 2005. №13. С. 1-30.
  5. Alqahtani A., Hamid K., Kam A., Wong K.H., Abdelhak Z., Razmovski-Naumovski V., Chan K., Li K.M., Groundwater P.W., Li G.Q. The Pentacyclic Triterpenoids in Herbal Medicines and Their Pharmacological Activities in Diabetes and Diabetic Complications // Curr. Med. Chem. 2013. Vol. 20, №7. P. 908-931.
  6. Berridge M.V., Herst P.M., Tan A.S. Metabolic flexibility and cell hierarchy in metastatic cancer// Mitochondrion. 2010. Vol.10, №6. Р. 584–588.
  7. Boparai A., Niazi J., Bajwa N., et al. Betulin a pentacyclic tri–terpenoid: an hour to rethink the compound // J. Trans. Med. Res. 2017. №1. Р. 53-59.
  8. Brezáni V., Leláková V., Hassan She T. S., Berchová-Bímová K., Nový P., Klouˇcek P., Maršík P., Dall’Acqua S., Hošek J. and Šmejkal K. Anti-Infectivity against Herpes Simplex Virus and Selected Microbes and Anti-Inflammatory Activities of Compounds Isolated from Eucalyptus globules Labill // Viruses. 2018. №10. Р. 360.
  9. Chunhua M., Hongyan L., Weina Z., Zheng L., Jie R., Yajie Z., Yarui W . Betulin inhibited cigarette smoke-induced COPD in mice // Biomedicine & Pharmacotherapy. 2017. №85. Р. 679–686.
  10. Diaz-Ruiz R., Rigoulet M., Devin A. The Warburg and Crabtree effects: On the origin of cancer cell energy metabolism and of yeast glucose repression // Biochim. Biophys. Acta. 2011. Р. 568–576.
  11. Drąg‑Zalesińska M., Drąg M., Poręba M., Borska S., Kulbacka J. and Saczko J. Anticancer properties of ester derivatives of betulin in human metastatic melanoma cells (Me‑45) // Cancer. Cell. Int. 2017. Vol. 17. №4. P. 1-7.
  12. Ekuadzi E., Biney R.P., Benneh C.K., Amankwaa B.O., Jato J. Antiinflammatory properties of betulinic acid and xylopic acid in the carrageenan ‐ induced pleurisy model of lung inflammation in mice // Phytotherapy Research. – 2017. Vol. 32, №3. P. 480-487.
  13. Fantin V.R., St-Pierre J., Leder P. Attenuation of LDH-A expression uncovers a link between glycolysis, mitochondrial physiology, and tumor maintenance // Cancer Cell. 2006. №9. Р. 425-434.
  14. Hordyjewska A., Ostapiuk A., Horecka A. Betulin and betulinic acid in cancer research // Journal of Pre-Clinical and Clinical Research. 2018. №2. Р. 72-75.
  15. Król S.K., Kiełbus M., Rivero-Müller A., Stepulak A. Comprehensive review on betulin as a potent anticancer agent // Biomed. Res. Int. 2015. P. 1-11.
  16. Lehninger A.L., Nelson D.L., Cox M.M. Principles of Biochemistry. 2nd ed. New York (NY): Worth Publishers, 1993. Vol. 2. P. 542–549.
  17. Li Y., Liu X., Jiang D., Lin Y., Wang Y., Li Q., Liu L., Hua Y. Betulin induces reactive oxygen species-dependent apoptosis in human gastric cancer SGC7901 cells Jin // Arch. Pharm. Res. 2016. №39. Р.1257-1265.
  18. Melnikova N.B., Malygina D.S., Klabukova I.N., Belov D.V., Vasin V.A., Petrov P.S., Knyazev A.V., Markin A.V. Betulin-3,28-diphosphate. Physico-Chemical Properties and In Vitro Biological Activity Experiments // Molecules. 2018. №23. P. 1-14.
  19. Melnikova N., Pegova R., Zhiltsova O., Kiseleva T., Klabukova I., Gulenova M., Vasin V., Tanaseychuk B. Potential Effective Lipid-Lowering Medicine – Betulonic Acid Mild Selective Synthesis and Pharmacological Activity // International Journal of Pharmaceutical Sciences Review and Research. 2015. Vol. 34, №2. P. 256-264.
  20. Meng Q., Zhou X., Liu L., Fu S. Research Progress in the Promissing Natural Product-Betulin // Biomed. J. Sci. & Tech. Res. 2018, Vol. 8, №2. P. 1-6.
  21. Mesaik A.M., Poh H.W., Bin O.Y., Elawad I., Alsayed B. In Vivo Anti-Inflammatory, Anti-Bacterial and Anti-Diarrhoeal Activity of Ziziphus Jujuba Fruit Extract // Macedonian Journal of Medical Sciences. 2018. №6. Р. 757-766.
  22. Moreno-Sa´nchez R., Rodrı´guez-Enrı´quez S., Marı´n-Herna´ndez A., Saavedra E., Energy metabolism in tumor cells // FEBS J. 2007. №274. Р. 1393-1418.
  23. Oloyede H.O.B., Ajiboye H.O., Salawu M.O., Ajiboye T.O. Influence of oxidative stress on the antibacterial activity of betulin, betulinic acid and ursolic acid // Microb Pathog. 201 . №111. Р. 338-344.
  24. Zheng J. Energy metabolism of cancer: Glycolysis versus oxidative phosphorylation (Review) // Oncol Lett. 2012. №4. Р. 1151–1157.
  25. Xu T., Pang Q., Wang Y., Xiufeng Y. Betulinic acid induces apoptosis by regulating PI3K/Akt signaling and mitochondrial pathways in human cervical cancer cells // International journal of molecular medicine. 2017. №40. Р. 1669-1678.

Новости: Ассоциация Российских Озонотерапевтов

Нобелевская премия по физиологии и медицине — 2019

В 2019 году Нобелевской премии в области физиологии и медицины удостоены американцы Уильям Кэлин и Грегг Семенза, а также британец Питер Рэтклифф. Согласно официальной формулировке Нобелевского комитета, лауреаты отмечены «за открытие механизмов, посредством которых клетки воспринимают доступность кислорода и адаптируются к ней»

Более подробная информация

Официальное объявление Скачать

Конференция в Арубе по передовым технологиям озонотерапии в Медицинском Университете Ксавье 23- 26 апреля 2020 г.

«Озон без границ» - настоящее Общество по озону и неправительственная организация с гордостью представляют Конференцию по усовершенствованным технологиям медицинской озонотерапии в Арубе 2020 года!

Конференция в Турции

В Турции, город Шанлыурфа 10 - 12 сентября 2019 г. состоялась научно-практическая конференция по озонотерапии. Ознакомиться с пост-релизом Конференции можно здесь Скачать

VIII  Азиатско-Европейская  научно-практическая конференция

«ОЗОН  И ДРУГИЕ МЕДИЦИНСКИЕ ГАЗЫ В БИОЛОГИИ И ТЕРАПИИ» состоялась  в Польше, Штутово 10 - 12 сентября 2019 г. Ознакомиться с пост-релизом Конференции можно здесь Скачать

Новый выпуск журнала

Вышел в свет первый в 2019 году выпуск журнала "Биорадикалы и антиоксиданты" (т.6. №2)

Озонотерапия и алкогольное поражение печени

Клинически подтвержденные в диссертации Н.Э. Жуковой результаты об эффективности озонотерапии у пациентов с алкогольным абстинентным синдромом дополнены сведениями о протективном действии озона в отношении печени при экспериментальном ее алкогольном поражении Скачать

Изучено действие озона на листерий

Доказана бактерицидная активность озонированной воды на примере различных штаммов листерий. Показана дезинфицирующая активность данного агента Скачать

Озонотерапия при болевом синдроме

Проводимые Ассоциацией исследования в области озонотерапии болевого синдрома подтверждаются недавно опубликованными данными мировой литературы Скачать

Конференция в Польше

10 - 12 cентября 2019г. на побережье Польской Балтики состоится VIII Азиатско-Европейская научно-практическая конференция «Озон и другие медицинские газы в биологии и терапии». Ознакомиться с информационным письмом можно здесь

Озонотерапия при боли в спине

В журнале Acta reumatologica Portuguesa опубликован систематический обзор по применению озонотерапии при боли в спине. Скачать обзор можно здесь

Конференция в Коста-Рике

4 — 7 апреля 2019 года в Коста-Рике состоится Конгресс «Ozone without borders». Ознакомиться с информацией

Озонотерапия в паллиативной медицине

Опубликован краткий обзор по применению озонотерапии на этапе паллиативной помощи. Скачать обзор можно здесь

Новости: Защита диссертаций

Мартусевич Анастасия А.: Метаболические и гемодинамические эффекты синглетного кислорода

ПОЗДРАВЛЕНИЕ!
11 июня в Казани членом АРО, Мартусевич Анастасией Анатольевной (зав.редакцией журнала «Биорадикалы и антиоксиданты», зав. Учебным отделом ЧОУ «Озонотерапия» АРО) была защищена кандидатская диссертация на тему «Метаболические и гемодинамические эффекты синглетного кислорода». Ассоциация Российских Озонотерапевтов поздравляет Анастасию Анатольевну с успешной защитой! С авторефератом диссертации можно познакомиться здесь:
Скачать

 

Аппараты для озонотерапии