Раз в месяц мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

ВОЗДЕЙСТВИЕ ОЗОНОТЕРАПИИ, ИСПОЛЬЗУЕМОЙ В ТЕРАПИИ ФЕТОПЛАЦЕНТАРНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ВО ВРЕМЯ БЕРЕМЕННОСТИ, НА РАЗВИТИЕ НОВОРОЖДЕННЫХ

Э.М. Иутинский1, С.А. Дворянский1, С.М.Пшеницына1,

Х.М. Клементе Апумайта2, Н.Н. Никишов3, И.В. Зеленская4

1Кировская государственная медицинская академия Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Киров

2Медицинский центр Аэрофлота, г. Москва

3Медицинский институт БФУ им. И. Канта, кафедра акушерства и гинекологии, г. Калининград

4Перинатальный центр ГБУЗ Детская краевая больница министерства здравоохранения Краснодарского края, г. Краснодар

 

Abstract

The article analyzes data on the status of infants of mothers who received different types of therapy of feto-placental insufficiency in pregnancy compared with children whose mothers did not suffer this pathology. The authors conclude that prolonged the beneficial effects of ozone therapy, reducing the number of complications of the newborn period.

 

Key words: feto-placental insufficiency, newborn, ozone therapy

 

В статье анализируются данные о состоянии новорожденных от матерей, которые получали различные виды терапии фето-плацентарной недостаточности при беременности в сравнении с детьми, матери которых не страдали данной патологией. Авторы делают вывод о пролонгированном благоприятном воздействии озонотерапии, позволившей уменьшить количество осложнений периода новорожденности.

 

Ключевые слова: фето-плацентарная недостаточность, новорожденные, озонотерапия

 

Достоверно доказано, что перенесенная во время беременности фетоплацентарная недостаточность (ФПН), особенно в сочетании с гипоксией и гипотрофией плода, в значительной мере повышает перинатальную заболеваемость и смертность. В том числе из-за частого возникновения синдрома дыхательных расстройств (СДР) и гипоксико-ишемической энцефалопатии [1, 2].

Новорожденные от матерей с патологией плаценты имеют меньшую массу тела, чем их сверстники, у таких детей значительно выше частота перинатальной заболеваемости и смертности [3-5].

Перенесенная во время беременности гипоксия, особенно в сочетании с гипотрофией, способствует тому, что у плода нарушается процесс миелинизации нервных волокон, поэтому дети, рожденные от матерей с ФПН, в дальнейшем имеют высокий риск развития различного рода неврологических и психических заболеваний, которые могут манифестировать в самые разные возрастные периоды [6-9].

Среди разнообразных способов профилактики и лечения ФПН особое место занимает озонотерапия, обладающая целым спектром лечебных факторов, в т.ч. способностью нормализовать кровоток в маточно-плацентарно-плодовом бассейне, корригировать иммунные нарушения, активизировать антиоксидантную систему защиты, снижать интенсивность перекисного окисления липидов [10, 11]. Доказано, что озонотерапия оказывает не только непосредственное благоприятное воздействие на клинико-лаборатоные показатели беременных с ФПН, но имеет пролонгированное действие [12-15].

Целью данного исследования было оценить характер влияния озонотерапии, проведенной у беременных с ФПН на внеутробное состояние и дальнейшее развитие новорожденного.

Материал и методы

Мы обследовали 245 новорожденных, которые были разделены на три группы.

В I группу вошли 60 новорожденных, матери которых во время беременности не имели признаков хронической ФПН. Во II группу вошло 123 новорожденных, от матерей с верифицированной ФПН, в комплекс лечения которой помимо традиционной терапии, входила терапия медицинским озоном (5-7- дневный курс внутривенных капельных инфузий озонированного физраствора, приготовленного с использованием в концентрации озона 400 мкг/л озоно-кислородной смеси).

У матерей новорожденных III группы во время беременности так же была диагностирована патология фетоплацентарного комплекса, однако лечение ее осуществлялось только с помощью традиционной медикаментозной терапии. В эту группу вошло 62 новорожденных.

Использовались общепринятые физикальные, лабораторные методы исследования. Обследование проводилось совместно со смежным специалистом – неонатологом.

Обработку данных проводили в программе Microsoft Excel, с рассчетом среднего арифметического М, стандартной ошибки среднего арифметического — m. Достоверность различий в сравниваемых рядах проверяли с использованием критерия Стьюдента и принимали при 5% уровне значимости.

Результаты исследования и их обсуждение

Анализ раннего неонатального периода у новорожденных, в зависимости от того имела ли мать во время беременности патологию фетоплацентарного комплекса или нет, выявил ряд особенностей. Так же значимые коррективы в его течение внес вид проводимого во время беременности лечения (табл. 1).

 

Таблица 1. Особенности течения раннего неонатального периода у новорожденных от матерей без ФПН (группа I, n=60), матерей с ФПН, получающих по ее поводу комплексную терапию с участием медицинского озона (группа II, n=123) или традиционную медикаментозную терапию (группа III, n=62) по некоторым группам признаков (P±m; M±m)

Показатель

Группы

I

(n=60)

II

(n=123)

III

(n=62)

Доля детей мужского пола (%)

43,33±6,40

52,85±4,50

50,72±6,35

Доля детей женского пола (%)

56,67±6,40

47,15±4,50

49,28±6,35

Масса при рождении (г)

3315,67±73,04

3274,29±65,32

3061,45±72,18*

КТР при рождении (см)

52,28±0,31

51,74±0,26

49,67±0,34*

Апгар 1 мин

7,1±0,11

7,3±0,10

6,5±0,15*

Апгар 5 мин

7,9±0,08

8±0,07

7,5±0,09*

Окружность головки (см)

34,27±0,53

34,19±0,49

33,78±0,56

Окружность груди (см)

32,81±0,65

32,31±0,52

31,47±0,64

Транзиторная неврологическая дисфункция (%)

20,00±5,16

25,20±3,91

43,55±6,30*

Гипоксикоишемческое поражение ЦНС (%)

1,67±1,65

0,81±0,81

3,23±2,25

ЗВУР по гипотрофическому типу (%)

16,67±4,81

18,70±3,52

37,68±6,15*

Синдром дыхательных расстройств (%)

3,33±2,32

4,07±1,78

7,25±3,29

ВУИ (%)

5,00±2,81

3,25±1,60

5,80±2,97

Примечание: * — Различия с показателями I и II группы достоверны при p<0,05

 

Во всех трех группах процентное соотношение новорожденных мальчиков и девочек было примерно одинаковым, что позволило исключить влияние гендерных различий при дальнейшем анализе.

У женщин, не имевших во время беременности патологии фетоплацентарного комплекса (I группа), средний вес новорожденного составил 3315,67±73,04 г., при его среднем росте 52,28±0,31см., аналогичные показатели у женщин II группы достоверно не отличались и составили соответственно 3274,29±65,32 г. и 51,74±0,26 см. (p>0,05).

Новорожденные от матерей, составляющих III группу (рис. 1, 2), имели достоверно более низкую массу тела — 3061,45±72,18*г. и меньший рост — 49,67±0,34*см.

Рис. 1. Средний вес новорожденных детей от матерей I, II и III групп (на 100 обследованных). Примечание: * — Различия с показателями I и II группы достоверны при p<0,05

Рис. 2. Средний рост новорожденных детей от матерей I, II и III групп (на 100 обследованных). Примечание: * — Различия с показателями I и II группы достоверны при p<0,05

 

Достоверных отличий между окружностью головки и груди у новорожденных из различных групп выявлено не было. Так окружность головки новорожденного в III группе составила 33,78±0,56 см. против 34,19±0,49 см. у новорожденного II группы и 34,27±0,53 см. у новорожденного I группы. Окружность груди у детей в этих группах была 31,47±0,64 см., 32,31±0,52 см. и 32,81±0,65 см. соответственно (p>0,05).

Проводимая у всех новорожденных на первой минуте жизни оценка по шкале Апгар (рис. 3) выявила достоверно более низкий средний балл у новорожденных III группы (6,5±0,15*) по сравнению с новорожденными II (7,3±0,10) и I (7,1±0,11) групп. Подобная картина наблюдалась и при оценке по шкале Апгар на 5 минуте: III группа – 7,5±0,09*, II группа – 8,0±0,07, I группа – 7,9±0,08.

Рис. 3. Оценка по шкале Апгар новорожденных детей от матерей I, II и III групп на 1 и 5 минутах жизни (на 100 обследованных). Примечание: * — Различия с показателями I и II группы достоверны при p<0,05.

 

В раннем неонатальном периоде у многих детей отмечались признаки угнетения ЦНС (рис. 4) — снижение мышечного тонуса, амплитуды периостальных рефлексов, а иногда и тремор, причем данные симптомы проходили самостоятельно на 4 – 5 сутки жизни. Подобная клиника характерна для так называемой транзиторной неврологической дисфункции, которая, являясь переходным состоянием, встречается достаточно часто у здоровых новорожденных и не требует проведения терапии.

В нашем исследовании эти симптомы были отмечены у детей в I группе в 20,00±5,16%, во II группе в 25,20±3,91 и в III группе в 43,55±6,30%*.

Рис. 4. Осложнения раннего неонатального периода у новорожденных детей от матерей I, II и III групп (на 100 обследованных). Примечание: * — Различия с показателями I и II группы достоверны при p<0,05.

Органические поражения ЦНС, подтвержденные инструментально с помощью нейросонографии и имеющие, как правило, гипоксико-ишемическую природу встречались в I группе в 1,67±1,65%, во II группе в 0,81±0,81% и в III – в 3,23±2,25%.

Еще одно осложнение раннего неонатального периода – задержка внутриутробного развития плода по гипотрофическому типу, достоверно чаще встречалась в III группе – 37,68±6,15%*, по сравнению со II и I, где она осложнила течение раннего неонатального периода в 18,70±3,52% и 16,67±4,81% случаев.

Достаточно часто у новорожденных всех трех групп были диагностированы синдром дыхательных расстройств (СДР) и внутриутробное инфицирование (ВУИ). Однако разница между частотой встречаемости этих осложнений между группами оказалась не достоверной.

Так у новорожденных III группы синдром дыхательных расстройств встречался в 7,25±3,29%, а внутриутробное инфицирование в 5,80±2,97% случаев. СДР во II группе был отмечен в 4,07±1,78% случаев, ВУИ – в 3,25±1,60%. Что касается новорожденных от матерей I группы, то у них СДР выявлен в 3,33±2,32%, а ВУИ в 5,00±2,81% случаев.

Большее количество осложнений раннего неонатального периода у новорожденных III группы стало причиной того, что 37,68±6,15%* из них после выписки из стационара родильного дома нуждались в дальнейшем лечении и квалифицированном наблюдении, в то время как в I и II группах удельный вес таких детей составил 18,33±5,00% и 22,76±3,78% соответственно.

Данные наблюдения соотносятся с литературными источниками, свидетельствующими о целесообразности озонотерапии в лечении такого грозного осложнения беременности как ФПН [12-15]. Патогенетическая целесообразность  использования медицинского озона (корригирующего маточно-плацентарно-плодовый кровоток, улучшающего гемореологические свойства крови, иммунные и биохимические параметры гомеостаза беременной женщины) в полной мере распространяются и на новорожденного, чьи адаптапционные возможности значительно возрастают [11, 12].

Заключение

Таким образом, ФПН в значительной мере предопределяет состояние новорожденного, повышая частоту различного рода осложнений, главным образом связанных с недостаточностью поступления к плоду через плаценту кислорода и питательных веществ. Вместе с тем применение в составе комплексной терапии ФПН медицинского озона помогает снизить выраженность подобных проявления, приближая ее к среднепопуляционной.

Список литературы

  1. Афанасьева Н.В., Стрижаков А.Н. Исходы беременности и родов при фетоплацентариой недостаточности различной степени тяжести // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2004. Т. 3. №2. С. 31-33.
  2. Волощук И.Н. Морфологические основы и патогенез плацентарной недостаточности: дис. … д-ра. мед. наук. Москва. 2002. 198 с.
  3. Хачатурова М.Д., Федорович O.K., Новикова В.А. и др. Особенности терапии плацентарной недостаточности при нарушениях плодово-плацентарного кровотока // Материалы IX Российского форума «Мать и дитя». Москва. 2007. С. 279-280.
  4. Barry J.S., RozanceJ., Anthony R.V. An animal model of placental insufficiency-induced intrauterine growth restriction // Semin. Perinatol. 2008. Vol. 32. №3. P. 225-230.
  5. Black L.V., Maheshwari A. Disorders of the fetomaternal unit: hematologic manifestations in the fetus and neonate // Semin. Perinatol. 2009. Vol.33. №1. P. 12-19.
  6. Ergaz Z., Avgil, Ornoy A. Intrauterine growth restriction-etiology and consequences: what do we know about the human situation and experimental animal models // Reprod. Toxicol. 2005. Vol. 20. №3. P. 301-322.
  7. GlukhovetsI., Rets Iu.V. Fetal compensatory and abnormal reactions in fetoplacental insufficiency // Arkhiv Patol. 2008. Vol.70. №2. P. 59-62.
  8. Ke X. Nonresponsiveness of cerebral p53-MDM2 functional circuit in newborn rat pups rendered IUGR via uteroplacental insufficiency // Am. J. Physiol. Regul. Integr. Comp. Physiol. 2005. Vol. №4. P. 1038-1045.
  9. Moreira de Sa R.A., Salomon L.J., Carvalho P.R. Predicting adverse neonatal outcome in severe fetal compromise: a pivotal role for estimated fetal weight Z scores // Prenat Diagn. 2007. Vol. №12. P.1129-1132.
  10. Bocci V. Ozone: a mixed blessing // Forch Komplementarmed. 1996. №3. P. 25-33.
  11. Качалина Т. С., Гречканев Г. О. Озоновые технологии в акушерстве и гинекологии. Нижний Новгород. 2007. 292 с.
  12. Серов В.Н., Федорова Т.А., Чернуха Е.А. и др. Медицинская технология «Применение медицинского озона в акушерстве, гинекологии и неонатологии» // Физиотерапия, бальнеология и реабилитация. 2010. №3. С. 47-55.
  13. Клементе Апумайта Х.М., Мурашко А.В., Пак С.В. с соавт. Влияние озонотерапии и гипербаротерапии на гормонопродуцирующую функцию фетоплацентарного комплекса, состояние свертывающей системы крови и морфологию плаценты у больных с хронической плацентарной недостаточностью // Российский вестник акушера-гинеколога. 2010. Т. 10. №2. С. 35-38.
  14. Клементе Апумайта Х.М., Гречканев Г.О. Воздействие озоно и гипербаротерапии на показатели гемостаза, иммунитета, перекисного окисления липидов у беременных с субкомпенсированной хронической плацентарной недостаточностью // Уральский медицинский журнал. 2010. №10. С. 141-145.
  15. Клементе Апумайта Х.М., Мурашко А.В., Пак С.В. с соавт. Динамика показателей иммунитета, перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы защиты у беременных с хронической плацентарной недостаточностью под влиянием озоно- и гипербаротерапии // Пермский медицинский журнал. 2010. Т. 27. № 2. С. 48-53.
  16. Клементе Апумайта Х.М., Мурашко А.В., Пак С.В. и др. Влияние озоно-гипербаротерапии на состояние свертывающей системы крови у больных с хронической плацентарной недостаточностью // Пермский медицинский журнал. 2010. Т. 27. № 1. С. 57-61.